Минфин планирует в 2018 г. повысить налог на зарплаты свыше 796 тысяч рублей в год. Ваше отношение к этому?
Справедливо, богатые должны платить больше.
Станет меньше высоких заработков и легальных предпринимателей, зарплаты уйдут в тень.
Существуют более эффективные пути пополнения бюджета.
Затрудняюсь ответить.
Погода
Яндекс.Погода

Тематический дневникrss

Россия и ТТП: насколько серьезным может стать «барьер преференций» для российского экспорта

26 ноября 2015 г.

В ближайшее время 12 стран Тихоокеанского региона должны ратифицировать соглашение о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП). Это партнерство станет одной из самых крупных в мире экономических интеграций, объединив около 25% мирового экспорта, 30% мирового ВВП и более 800 млн потребителей. Основа соглашения – предоставление широкого перечня преференций во взаимной торговле товарами и услугами, в сфере инвестиций, движения капитала, а также других аспектах экономического сотрудничества, выходящих за классические рамки ВТО. 
Возникают закономерные вопросы: как создание ТТП повлияет на торговлю России со странами партнерства? Не «подвинут» ли российский экспорт наши конкуренты, получившие преференции на этих рынках?
На эти и другие вопросы отвечает Владимир Саламатов, генеральный директор Центра международной торговли (ОАО «ЦМТ»), председатель Комитета ТПП РФ по вопросам экономической интеграции стран ШОС и СНГ, председатель Общественного совета при Федеральной службе по аккредитации, д. э. н., профессор, заведующий кафедрой международной коммерции РАНХиГС при Президенте РФ, заведующий кафедрой «Торговое дело и регулирование торговли» МГИМО(У)МИД России.

Проведенный нами анализ показал, что уязвимых позиций среди значимых российских экспортных товаров, в том числе и несырьевого экспорта, оказалось не так много.

Необходимо обратить внимание на то, что партнерство – это не просто договоренности об очередной зоне свободной торговли, каких в мире насчитывается несколько сотен. Это соглашение более глубокой взаимной интеграции как с точки зрения охвата, так и глубины взаимных преференций. ТТП – это так называемая ЗСТ++, где в отличие от ЗСТ и ЗСТ+ (в них рассматриваются тарифы и нетарифное регулирование, инвестиции и вопросы, связанные с движением рабочей силы, финансовыми услугами и техническим регулированием) обсуждается более глубокая интеграция и будет урегулирован гораздо более широкий круг вопросов.

Многие называют данное соглашение новым этапом в развитии международной торговли. Эта оценка представляется достаточно обоснованной. Ведь договоренностями будут затронуты такие вопросы, как таможенное администрирование, поощрение торговли, отраслевые соглашения, специальные санитарные и фитосанитарные меры, инвестиции, услуги, финансовые и банковские услуги, временный въезд бизнесменов, телекоммуникации и многое другое, включая вопросы окружающей среды, регулирования малого и среднего предпринимательства, вплоть до оценки регулирующего воздействия и разрешения споров. Фактически ТТП будет представлять собой некий слепок с ВТО на другом уровне – в этом партнерстве предусматривается даже свой орган по разрешению споров и применение специальных защитных мер внутри группировки.

Следует отметить, что все это не противоречит нормам ВТО, но, безусловно, существенно изменяет условия торговли извне со всеми странами партнерства. Совокупность таких дополнительных преференций создает то, что мы в ЦМТ назвали «барьером преференций» для других участников международной торговли, в том числе и России.

Если говорить непосредственно о торговле, то у России обширные торговые связи со странами ТТП. Россия поставляет в страны ТТП множество товаров, в то же время имея по тем же позициям серьезных конкурентов из числа стран партнерства. Естественно, эти страны получат преференции для внутренней торговли. И для наших экспортеров торговые преференции в виде снижения или обнуления ввозных таможенных пошлин играют важную роль.

Снижение пошлин даже всего на 2-3% уже дает конкурентам преимущество на рынке. В этой ситуации «барьер преференций» может привести к тому, что производимые внутри ТТП товары и услуги станут более конкурентоспособными по цене, чем российские, которые не смогут получить аналогичные условия, так как Россия не является участником соглашения. 

Анализируя «барьер преференций», мы в первую очередь отобрали для каждой страны – члена ТТП 5-6 самых больших по объему (импорт из России данного товара занимает более 5% в общем объеме импорта данной страны) и доле на этих рынках позиций нашего экспорта (нефть и нефтепродукты из анализа исключены) и выявили наших конкурентов. Например, в последние годы мы весьма серьезно нарастили поставки в Японию необработанных сплавов алюминия и необработанного нелегированного алюминия. Наш анализ показывает, что на Россию приходится соответственно 24 и 20% всего импорта Японией этих товаров. Но есть и другие поставщики этой продукции на японский рынок с долями от 2 до 27%. Это Канада, Австралия и Новая Зеландия.

Или, например, в Сингапуре на Россию приходится 52% всего импорта никеля нелегированного, необработанного. А 34% этого рынка в Сингапуре занимает Австралия. Также в Сингапуре мы конкурируем с Малайзией за поставки прутков и профилей из рафинированной меди.

В США мы экспортируем мороженых крабов в объеме 12% от всех поставок. Здесь серьезным конкурентом является Канада с долей в 55% поставок. На рынках Малайзии и Новой Зеландии у нас большая доля по различным удобрениям – до 35%. На этих же рынках существенные доли поставок по некоторым видам минеральных удобрений приходятся на Австралию, Канаду и Чили.

С первого взгляда торговые преференции внутри ТТП угрожают многим значимым товарам нашего экспорта. Однако анализ тарифной защиты стран-участниц или ввозных таможенных пошлин показал, что на большинство товаров, которые мы поставляем в страны ТТП, пошлины невысокие или снижены вплоть до нулевой ставки. Иными словами, с точки зрения ценовой конкуренции для экспорта этих товаров нет прямой угрозы со стороны ТТП.

Так, в Японии нет ввозных пошлин на уже упомянутые алюминий и его сплавы. В Сингапуре нет ввозных пошлин на никель и прутки из рафинированной меди. В Новой Зеландии нет пошлин на ввоз нитрата аммония и различных удобрений. А в Австралии нет пошлин на поставки мороженых крабов (там наш основной конкурент – Чили).

Вместе с тем для некоторых значимых товаров нашего экспорта можно выявить риски от создания ТТП. В Японии из пяти самых значимых товаров нашего экспорта пошлина в размере 1,2% установлена лишь на хвойные лесоматериалы (расколотые или распиленные). Наша доля на этом рынке составляет 13%. Наши конкуренты, которым в рамках ТТП могут обнулить пошлины, – Новая Зеландия (доля рынка 1%, Канада (34%) и Чили (5%). На рынке США из пяти наших крупных позиций пошлина установлена только на ввоз мороженых крабов – 3,8%. Для нашего главного конкурента на этом рынке – Канады (55% рынка против наших 30%) пошлина уже обнулена, поскольку США и Канада торгуют в режиме ЗСТ. Однако в США мороженых крабов поставляют Япония, Новая Зеландия, Малайзия и Вьетнам. Правда, их доля на этом рынке менее 1%, и пока сложно сказать, смогут ли они при обнулении пошлины существенно нарастить поставки в ущерб нашему экспорту.

Одна из крупных статей нашего экспорта в Австралию – водка. На этом рынке мы занимаем долю в 6%, а основной наш конкурент из числа стран ТТП – Канада, она имеет долю в 8% этого рынка. Для России и Канады ввозная пошлина установлена в размере 5%. Обнуление пошлины для Канады наши экспортеры могут очень быстро почувствовать.

Серьезным вызовом ТТП выглядит с точки зрения борьбы нашего экспорта за рынок Малайзии. Там высокая пошлина на импорт проволоки из рафинированной меди – 25%. Наша доля этого рынка – 18%. Основной наш конкурент – Япония с долей рынка в 6%. Такая же пошлина установлена не только для Японии, но и для Австралии, Канады и Чили. Но они этот товар в Малайзию не поставляют. Если причина – в высокой пошлине, то при ее обнулении у нас могут появиться серьезные конкуренты.

Также мы обеспечиваем 30% малайзийского импорта «прочих минеральных и химических удобрений». Ввозная пошлина на этот товар 5%. Она же установлена для всех наших конкурентов – Японии, Сингапура, Канады и Вьетнама. Пока основной наш конкурент на этом рынке – Канада с долей 52% против наших 30%. Доли других стран ТТП пока составляют менее 1%.

Тем не менее даже в том случае, если какие-то страны сегодня имеют меньший объем поставок, чем Россия, при снижении для них таможенных пошлин до нуля есть вероятность изменения ситуации на рынке и вытеснения наших поставщиков. Либо им придется снижать цену поставок, сокращая свою маржу, либо они будут терять в объемах.

В то же время, как показал наш анализ, «рискованных» для торговли со странами ТТП позиций из отобранных нами для исследования нескольких десятков российских товаров не так уж много – не более десяти. А среди этих товаров есть и такие, которые страны ТТП не производят и не поставляют на этот рынок. Например, в Чили никто из стран ТТП не поставляет некоторые виды каучука. В Канаду нет поставок из стран ТТП платины и палладия. Почти в каждой из стран есть подобные позиции нашего экспорта, можно сказать, защищенные от влияния преференций внутри ТТП. Конечно, по всем позициям у России есть конкуренты из других стран мира. Но по отношению к странам ТТП они находятся с нами в равных условиях. Так что создание ТТП в конкуренции с этими странами для России ничего не меняет. Следует также отметить, что между странами ТТП действует не один десяток двусторонних соглашений о свободной торговле (42 соглашения на момент подписания ТТП), в условиях которых мы уже с ними торгуем. Тем не менее ТТП добавит к этим соглашениям существенные звенья.

Кроме того, согласно условиям соглашения снижение или обнуление ввозных пошлин для стран – участниц ТТП не произойдет одномоментно. Это будет происходить постепенно в рамках установленных переходных периодов и займет несколько лет. По некоторым позициям эти сроки превышают десятилетний период. 

Чтобы минимизировать ущерб для России по выявленным (не столь критическим, как это казалось первоначально) рискам обострения ценовой конкуренции, которую влечет за собой создание ТТП, в первую очередь необходимо продолжать курс на конкурентоспособное импортозамещение, обладающее экспортным потенциалом. Государство должно создавать для наших производителей максимально выгодные условия в международной торговле, а их задача – создавать продукцию, которая конкурентоспособна на нашем и международном рынках. Нужно раскрывать потенциал рынков Юго-Восточной Азии, Латинской и Центральной Америки, Африки.

России необходимо продолжить работу по анализу возможностей и заключению новых преференциальных торговых соглашений. Это позволит нивелировать часть созданных и создаваемых барьеров преференций. В 2016 году будет 25-летний юбилей зоны свободной торговли в рамках СНГ. В 2010 году заработал Таможенный союз, эволюционировавший в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), который объединяет более 170 млн человек. Это сразу дало результаты. Например, Белоруссия увеличила объемы экспорта в Россию примерно в два раза – с 6 до 15 млрд долларов. А Сербия, которая имеет с Россией соглашение о ЗСТ, в последнее время нарастила в сотни раз свои поставки сельскохозяйственной продукции в Россию.

Большие перспективы у ЗСТ, недавно образованной ЕАЭС и Вьетнамом. Именно в рамках данного интеграционного объединения Россия осуществляет переговоры по новым соглашениям. Реализация данного соглашения является серьезной проверкой конкурентоспособности наших товаров на рынке Вьетнама в борьбе с производителями из стран ТТП в условиях действующих преференциальных режимов.

Представляется необходимым углублять торговые отношения с Китаем. Здесь на повестке дня стоит проект сопряжения ЕАЭС с китайским Экономическим поясом Шелкового пути. Это не просто проект создания транспортного коридора из Китая в Европу. Это новые возможности для экономического развития многих регионов как в России и в государствах ЕАЭС, так и в таких странах, как Пакистан и Индия. Все это создает хорошие перспективы и для экспорта российских товаров.

Убежден, что значительно более важным с точки зрения развития интеграционных процессов является не снижение таможенных пошлин, а реализация положений Соглашения ТТП, которые мы определили как ЗСТ++.

При этом снижение нетарифных барьеров в торговле становится определяющим фактором успеха той или иной интеграции, того или иного соглашения о зоне свободной торговли.

(Статья впервые опубликована в издании Russia Direct.)

ТПП-Информ

Вернуться

При перепечатке материалов ТПП-Информ ссылка на интернет-издание обязательна.


Новости партнеров
СМИ 2
24 СМИ